Главная / Регионы / Пошла считать губерния….

Пошла считать губерния….

«Труд», 17 августа 2004 г.

Пошла считать губерния…

Регионы решают головоломку: как выполнить закон о реформе льгот и при этом выжить

На прошлой неделе мэр Москвы Юрий Лужков пообещал столичным ветеранам, что наряду с денежными выплатами, положенными им по закону о реформе льгот, они по-прежнему смогут пользоваться и самими льготами, в том числе при проезде в городском общественном транспорте.

«Московский бюджет будет ‘работать на социальную сферу», – пообещал градоначальник. Прозвучали и цифры адресных компенсаций московским льготникам, которые будут выплачиваться из столичного бюджета. Ветераны труда в Белокаменной могут рассчитывать на 1040 рублей, труженики тыла – на 1 141 рубль в месяц. В рамках нынешней реформы льгот для России это рекордные выплаты, которые может себе позволить только зажиточная Москва. Остальные же регионы, подсчитав свои бюджетные возможности, только прослезились.

В соседней Тверской области, к примеру, тамошнне финансисты наскребли на денежные компенсации своим ветеранам труда лишь по 250 рублей в месяц, а труженикам тыла – 280 рублей. Как известно, забота об этих самых многочисленных категориях льготников взвалена на плечи регионов. Если президент, подпишет принятый Госдумой и утвержденный Советом Федераций законопроект, то уже с января, будущего года региональным руководителям, придется обеспечивать ежемесячные социальные выплаты из своих и без того дефицитных бюджетов. Как ни стараются чиновники, но во многих краях и областях так и не удается свести концы с концами.

Так, в Челябинской области выяснилось, что расходы на замену льгот денежными компенсациями ветеранам труда, труженикам тыла и получателям детских пособий составят без малого 5 миллиардов рублей. Сумма для региональной казны неподъемная. Правда, из правительства, где на днях обсуждались параметры бюджета-2005, пришел успокаивающий сигнал: мол, держитесь, на подкрепление социальной сферы поступит трансфер из федерального Центра в размере 1/4 миллиарда рублей. Но где же челябинцам взять недостающие З миллиарда? Об этом в правительственных циркулярах ничего не говорится.

Сгущаются тучи и над Архангельской областью. Губернатор Николай Киселев на прошлой неделе провел экстреннее совещание по проблеме финансирования социальных законов. Оказалось, что только по реализации автотранспортных льгот ветеранам расходы местного бюджета возрастут вдвое. При этом, было сказано, долги в социальной сфере растут как снежный ком. Опускаются руки и у чиновников Курской области. В этом регионе и без того накопились долги жертвам политических репрессий за незаконно конфискованное имущество. А тут еще грядет новая нагрузка на местный бюджет. В тяжелых раздумьях руководство Башкирии: закон о монетизации льгот затронет около 730 тысяч местных ветеранов, на выплаты которым потребуется 4,5 миллиарда рублей из республиканского бюджета. Конечно, Башкирия – это не какая-нибудь Кострома, здесь можно опереться хотя бы на возможности нефтянки. Но даже при этом подспорье дебет с кредитом грозит не сойтись.

Отношение большинства губернаторов к реформе льгот можно охарактеризовать строчками из Корнея Чуковского; хоть и пятятся назад, но усами шевелят. Руководители ряда дальневосточных и сибирских регионов еще в июле отписали в Москву челобитную президенту с просьбой отменить принятие невыполнимого с бюджетной точки зрения закона или хотя бы повременить с его введением. Правда, уже вскоре многие из них пошли на попятную, дезавуировав свои подписи под коллективным обращением. Но не все. Например, руководство Якутии стоит на своем. Так, глава Министерства финансов Эрнст Березкин заявил, что в 2005 году в Якутии замены льгот на денежные пособия не будет. Этот смелый чиновник не побоялся назвать и причину такого вызывающего решения. Она, причина, проста, как якутская яранга: на реформу нет денег. На выплаты местным ветеранам оленеводческого труда требуется 1,6 миллиарда рублей, а в бюджете по этой статье заложено лишь 400 миллионов. Своего министра финансов поддержал и якутский президент Вячеслав Штыров. Но Кремль слезам не верит. Устами президентского полпреда на Дальнем Востоке г-на Пуликовского он грозно рыкнул на баламутов: дескать, найдены зачинщики этого демарша (Штыров и хабаровский губернатор Ишаев), «они совершили крупную политическую ошибку» и пусть теперь думают, как ее исправить…

Тем не менее цепная реакция от Якутии пошла и на запад. Губернатор Красноярского края Александр Хлопонин тоже во всеуслышанье заявил, что в его регионе никакой монетизации в следующем году проводиться не будет. Чуть мягче, но в том же духе высказался и глава республики Коми Владимир Торлопов, заявивший, что постарается сохранить всю прежнюю систему льгот. О том, что с инициированной федеральным Центром социальной реформой им не по пути, дали понять губернатор Кемеровской области Аман Тулеев и губернатор Камчатки Михаил Машковцев…

Конечно, смелость региональных начальников имеет свои территориальные пределы. В России давно живет поговорка насчет того, что дальше Сибири всё равно не сошлют. Тем же губернаторам, что живут и правят поближе к Кремлю, приходится осторожничать. Однако сделать так, как московский мэр Лужков – чтобы и. волки были сыты, и овцы целы, – удается не всем. Сохранить натуральные льготы на проезд в транспорте при одновременной же их монетизации пытается губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Но Москва и Питер – это, конечно же, исключение из правил. Остальные же, как выразился один из губернаторов, рискуют надорвать пупок.

Впрочем, у иных региональных руководителей теплится надежда на то, что критическая ситуация рассосется сама по себе. Например, саратовский губернатор Дмитрий Аяцков поспешил сделать реверанс в сторону федерального Центра, предположив, что на самый худой конец у правительства обязательно сыщется «финансовая подушка», которую успеют подложить под падающий регион.

Эта губернаторская надежда окрепла после того, как неожиданно вернувшийся на прошлой неделе из отпуска Михаил Фрадков заявил на заседании правительства, что результативность работу его Кабинета впредь будет оцениваться по показателям качества жизни россиян. Правда, повернуться лицом к людям удастся не сразу. По признанию премьера, «бюджет 2005 года верстается, к сожалению, без полного учета новых подходов». Но, как заверил Фрадков, с 2006 года правительство обязательно перейдет на совершенно новые формы бюджетного планирования, взяв за основу подлинные потребности страны. Выходит, в случае подписания закона о реформе льгот регионам останется следующую зиму простоять да лето продержаться. А там, глядишь, и помощь подоспеет?

Вот только непонятно, почему у нас вначале голосуют, а уже потом считают и принимаются за исправление ошибок?

А как у них?

Федеральное законодательство США гарантирует довольно скромную стандартную пенсию в 912 долларов ежемесячно. Участники Второй мировой войны, если они не воевали на фронте, получают чек на 1240 долларов, воевавшие – на 1680 долларов. Но разработана довольно жесткая социальная система, которая делает разницу между жизнью в мегаполисах и провинции почти неразличимой.

Прежде всего указанная минимальная пенсия едина для всех граждан США пенсионного возраста, (Надо заметить, что американский МРОТ в 5,25 доллара в час дает всего лишь 840 долларов в месяц, так что пенсионеры никак не могут пожаловаться на нищенское пособие.) Власти отдельных штатов не имеют права ни увеличивать, ни уменьшать пенсии – как за счет регионального бюджета, так и за счет национального. Медицинское обслуживание также едино на всей территории страны, когда дело касается системы государственных госпиталей (частные компании разрабатывают свои стратегии сами.) Льготы по пользованию общественным транспортом охватывают Америку от Западного побережья до Восточного, и никому не придет в голову не пустить в метро Нью-Йорка жителя, скажем, Техаса.

Таким образом, государственные пособия и льготы пенсионера в Нью-Йорке и в Техасе ничем не отличаются. Конечные выплаты зависят исключительно от бывшего места работы человека и перечисленных в частный пенсионный фонд сумм – это уже вопрос социального статуса и личной предусмотрительности.

В этих условиях пенсионеры, как правило, не стремятся в мегаполисы, так как материальный стимул полостью отсутствует, а экология американских гигантов, мято говоря, не улучшает здоровье. Как правило, после выхода на пенсию пенсионер уезжает в Калифорнию, в Майами – там теплое море и чистый воздух. Если бы в России была сформирована аналогичная система, все престарелые москвичи, пожалуй, переселились бы в Краснодарский край – деньги те же, а прожить можно гораздо дольше.

Петр Дедов

Adblock
detector