Главная / Регионы / Смотреть на десятилетие вперед. Этим летом завершилась пилотная часть проекта «Создание системы ежегодного мониторинга потребности в педагогических кадрах», вошедшего в Федеральную программу развития образования..

Смотреть на десятилетие вперед. Этим летом завершилась пилотная часть проекта «Создание системы ежегодного мониторинга потребности в педагогических кадрах», вошедшего в Федеральную программу развития образования..

Газета “Управление школой”, № 37 (376), 29 сентября – 6 октября 2004 года.

Смотреть на десятилетие вперед

Этим летом завершилась пилотная часть проекта «Создание системы ежегодного мониторинга потребности в педагогических кадрах», вошедшего в Федеральную программу развития образования.

Школа взбудоражена: «Нас закрывают? Перераспределяют? Кому и зачем нужны эти цифры?» (Многим школам за последний год приходилось заполнять анкеты, в которых требовалось, например, указать число учителей-пенсионеров по каждому предмету, объявивших об уходе на пенсию в предстоящем учебном году.)

Директоров и учителей можно успокоить: заполнение анкеты с планами на закрытие школы не связано. Анкета – часть проекта «Создание системы ежегодного мониторинга потребности в педагогических кадрах», рассчитанного на 3 года. В 2003–2004 учебном году его участниками стали 5 пилотных регионов.

Идея проекта проста до гениальности – сопоставить 3 группы данных, которые обычно «не встречаются» в головах управленцев от образования, и тем самым дать возможность формировать долговременную отраслевую кадровую политику на данной территории. Первая группа – показатели рождаемости и, как следствие, расчетное число учеников разных возрастов на ближайшие годы. Вторая группа – сведения по работающим в школе учителям: их числу, возрасту, профессиональным намерениям. Третья – цифры набора в учреждения среднего и высшего педагогического образования и расчетное количество специалистов, которые, получив дипломы о профессиональном образовании, действительно придут работать в школу в том или ином году (из цифр набора вычитаем установленное статистическим наблюдением число отсеивающихся, получаем «выпускников», затем число выпускников уменьшаем в нужной пропорции, опять же учитывая «исторически сложившуюся» ситуацию).

Изюминка в том, что данные собираются не по профессии в целом, а отдельно по каждой учительской специальности (их 29, согласно министерскому Перечню специальностей высшего педагогического образования, от преподавания в начальной школе до преподавания ОБЖ). По замыслу разработчиков проекта, расчеты, которые проведет специальная компьютерная программа, покажут, каким может быть развитие ситуации. К примеру, сохранение цифр набора по специальности «биология» приведет через 5–7 лет к безработице среди учителей-биологов. В то же время окажется, что учителей иностранного языка явно не хватит и надо прямо сейчас или набор увеличивать, или повышать процент выпускников, которые пойдут работать по специальности.

Теоретически разработанная методика претерпела изменения в процессе пилотного исследования в регионах. От использования показателей отраслевого министерства, Госкомстата был сделан переход к анкетному методу. Это, надо признать, увеличило трудоемкость проекта: ведь каждому учреждению, чьи данные были нужны, от школы до института повышения квалификации, пришлось заполнять многостраничную анкету. В идеале работа в проекте должна была строиться на координации действий органов управления образованием, школ, вузов и ссузов, учреждений системы повышения квалификации педагогов. Однако на деле так получилось не всегда. Вообще, не все участники проекта прониклись его идеями и поэтому заполнили необходимые анкеты механически, не видя возможности использовать полученные данные. Хотя разработчики настаивают, что корректировали анкеты исходя из потребностей регионов, некоторые исполнители отметили: «показатели, которые были заданы, ничего нам не говорят». В Главном управлении образования и науки Псковской области (область – один из участников пилотного этапа проекта) нам рассказали о собственной системе кадровой расстановки, подчеркнув, что она их вполне удовлетворяет.

Методика мониторинга сегодня открыта для обсуждения, разработчики готовы предоставить ее желающим. Впереди у официальных участников проекта – еще целый год совместной работы.

Слово разработчикам

Руководитель проекта, Владимир Игоревич Блинов, заместитель директора Института общего образования МОН РФ по научной работе, директор научно-методического центра кадрового обеспечения общего образования ИОО МОН РФ, д.п.н.:

– Речь идет о создании унифицированной Федеральной системы прогнозирования потребности в педагогических кадрах и потребности в их подготовке, которая (система) необходима прежде всего на общегосударственном уровне, а регионы выступают в качестве ее участников. Вместе с тем мы не хотим ничего навязывать регионам. На этапе пилотного исследования в качестве участников привлекли тех, у кого уже есть свои наработки, необходимая компьютерная техника, Интернет. К примеру, в Томске не первый год ведут базу данных, куда включен каждый учитель. Мы хотим предложить томичам некоторые наши соображения, например, идею отслеживать возраст учителя, перспективную линию его профессионального развития. К сожалению, молодые, успешные учителя склонны к переменам места работы. В то же время в Томске огромное количество вузов и горячее стремление многих учителей пойти в аспирантуру. Помощь при поступлении в заочную аспирантуру со стороны органов управления образованием могла бы стать «рычагом» в сохранении молодых кадров.

Проект не рассчитан на принятие резких управленческих решений. Демографическая яма вызвала уменьшение числа учеников (сейчас оно наиболее заметно в средней школе), но стоит нам сократить набор в педагогически вузы, как начнутся, возможно, более серьезные неприятности, чем прогнозируемый избыток учителей: сворачивание работы научных школ, сбои в воспроизводстве научно-педагогических кадров. Государству нужны не сиюминутные решения, а долгосрочная кадровая политика, мягкая и одновременно принципиальная.

Что характерно, эта политика важна даже на уровне отдельной школы. В процессе опроса в школах мы наблюдали многих директоров, чья кадровая политика – набрать сегодня как можно больше сорокалетних, достаточно опытных и в то же время выносливых учителей. Я бы посоветовал им завести и «квоту» на молодых учителей, которых нужно бережно воспитывать, выращивать. Ведь сейчас в школах работает очень много пенсионеров. Спасибо им огромное, но все-таки рано или поздно они захотят отдохнуть.

Куда качнется чаша весов?

Бесспорным плюсом проекта является его комплексность. Кстати, можно и сместить акцент – от потребности в учителях к потребностям учителей.

Само по себе использование демографических показателей в оценке системы образования – не новость. Вспомним, несколько лет назад как сенсация были поданы общественности отдельные цифры из исследования системы российского образования в контексте международных показателей. Речь шла о числе учащихся в расчете на одного преподавателя (этот показатель рассчитывается в эквиваленте полной занятости как для преподавателей, так и для учащихся, что обеспечивает его сопоставимость по странам). Суть «сенсационного заявления» применительно к школе была в том, что в России, с учетом уровня ее экономического развития, на одного учителя приходится слишком мало учеников; это удорожает стоимость обучения каждого ученика и, как следствие, вызывает перерасход государственных средств в отрасли «Образование». Поскольку численность населения «учащихся» возрастов в ближайшие 10–15 лет в России будет все время уменьшаться (особенно низкой оказалась рождаемость в 90-е годы прошлого столетия), постольку был сделан вывод: будет уменьшаться и число учеников, приходящихся на одного учителя. То есть и дальше будет расти непозволительно роскошный расход на школьных педагогов. Так у руководства отраслью получила обоснование идея о необходимости сократить число школьных педагогических работников (неофициально назывались и объемы сокращения – 500 тысяч, т.е. треть от имеющегося числа работников).

Справедливости ради заметим, что вывод о «наличии в России избыточной численности преподавателей относительно числа учащихся по сравнению с мировыми стандартами» был действительно сделан в ходе сравнительных международных исследований последних лет. Указывалось, что избыточная численность преподавателей особенно велика на уровне высших учебных заведений (11 студентов на одного преподавателя в 2000 году против 19-ти в странах с примерно тем же уровнем ВВП на душу населения), «значительна» в школах и ПТУ, «относительно невелика и укладывается хоть в какие-то стандарты» на уровне дошкольного и среднего специального образования (см. «Российское образование в контексте международных показателей». Сопоставительный доклад/А.В. Полетаев, М.Л. Агранович, Л.Н. Жарова. М., 2003. С.16).

Озвучивание факта перерасходов в финансировании отрасли, в том числе из-за «избыточности» учителей, привело сразу к нескольким управленческим решениям, среди которых – реструктуризация сети сельских школ, попытка рассчитать нормативы финансирования государственной образовательной услуги. Не будем давать оценку этим направлениям, как еще недавно говорили, «модернизации российского образования», отметим лишь, что по кадровому корпусу педагогов (а нас интересуют в первую очередь учителя) никаких прямых решений фактически принято не было.

Признаем также: избытка учителей отрасль не ощущает. Это подтверждают, во-первых, данные официальной статистики, где указано пусть небольшое, но все же число вакансий по каждому предмету, во-вторых, данные локальных исследований, в том числе в рамках проекта «Формирование системы ежегодного мониторинга потребности в педагогических кадрах». Выясняется, что количество ставок в общеобразовательных учреждениях превышает количество реальных сотрудников, осуществляющих педагогическую деятельность, что вакантные часы берут педагоги, уже работающие в школе, без официального оформления совместительства.

Итак, хотя материалы ряда исследований говорят об избытке учителей в отрасли, в сравнении с международными стандартами этот «избыток» ощущает небольшое число школ – малокомплектных сельских, инновационных, некоторых гимназий и лицеев. Можно предположить, что отчасти здесь дело в самой системе, где увязаны количество классов-комплектов, количество часов по предмету в учебном плане, ставка педагогической нагрузки на ставку заработной платы и количество требуемых учителей. Теоретически, влияя на любой из этих показателей, можно заставить проявиться экономически обоснованный, но неочевидный «избыток» педагогических кадров в школах. То есть можно попытаться увеличить либо норму наполняемости класса (позволит ли родительская общественность?), либо число часов педагогической нагрузки за ставку заработной платы и заодно учебную нагрузку школьников (уж не на это ли был исподволь направлен проект отраслевой системы оплаты труда, обсуждавшийся в 2002–2003 году?). Ну и, конечно, следует избавиться от этих самых сельских малокомплектных школ (критику такого подхода последовательно проводит коллектив ученых под руководством М.П. Гурьяновой) и ограничить государственное финансирование школ, где введены педагогические должности, выделены ставки сверх положенного штатного расписания. Казалось бы, все логично. За исключением одного. Мы не спросили себя, может ли политика в сфере образования строиться только на основе цели «увеличить число учащихся, приходящихся на одного учителя».

С каким провалом совпала демографическая яма

Что испытывает учительский корпус в последние годы?

Старение. Снижение материального, физического, морального благополучия. Отсутствие гарантий своевременного повышения квалификации и переподготовки.

В исследовании «Кадры сельской школы» (январь-октябрь 2003 года, обследованы школы 20-ти сельских районов в 20-ти субъектах Российской Федерации) оказалось: 23,6 % опрошенных учителей имеют педагогический стаж свыше 25 лет, а 12,1 % получают пенсию по старости. Согласно официальной статистике, число учителей-пенсионеров возросло с 10,5 % от общего числа учителей в 2000 и 2001 годах до 13,1 % в 2003. В том же 2003 году число молодых учителей составило всего 7,1 %, то есть почти вдвое меньше.

Средняя заработная плата по отрасли в 2000 году составляла 41,8 процентов по отношению к заработной плате в промышленности, в 2004 году – 56 %.

В отдельных территориях страны, по нашим данным, 40–50% учителей не повышали своей квалификации ни разу как минимум за последние 5 лет.

Таким образом, жизненные интересы и профессиональные права работающих учителей грубо нарушаются в нашем государстве. Феномен «демографической ямы», из-за которого снизилась и продолжает снижаться потребность страны в учителях, скрыл другое социальное явление, страшное по своим последствиям, – нарушение социально-трудовых прав работающих учителей, их экономических и профессиональных интересов. С этим явлением необходимо бороться, учитывая, разумеется, и изменение демографической ситуации в стране. А любой мониторинг – это инструмент, чтобы увидеть истинное положение дел.

Овена Жилина

Adblock
detector