Главная / Регионы / Год нацпроекта: итоги. Источник: газета "Солидарность".

Год нацпроекта: итоги. Источник: газета "Солидарность".

№44 (29/11/06)

Год нацпроекта: итоги

Каковы итоги первого года реализации приоритетного национального проекта “Образование”? Как этот нацпроект будет проводиться дальше? Ответы на эти вопросы дали координаторы проекта в ходе “круглого стола”, состоявшегося 24 ноября в Центральном доме журналиста.

Национальный проект “Образование” вызвал неоднозначную реакцию в обществе. В профсоюзе работников народного образования его называют “точечным” и требуют, чтобы дело не ограничивалось только несколькими тысячами школ и учителей. Профсоюз требует планомерного повышения зарплат всем работникам отрасли. Это неоднократно высказывалось председателем профсоюза Галиной Меркуловой, а также делегатами проходившего недавно съезда ФНПР.

Тем не менее координаторы проекта остались им довольны. Хотя о проблемах на “круглом столе” тоже говорили. В первую очередь – о бюрократических препонах.

33 БУМАЖКИ

– Изначально в списке документов, необходимых для участия в конкурсе учителей, было всего пять позиций. Но в некоторых регионах эта цифра выросла до 33… – отмечает ректор Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования, федеральный оператор “Приоритетного национального проекта “Образование” Эдуард Никитин. – Надо сказать, что и в Москве ситуация была не самой простой для подачи заявок. Мы подправили ситуацию там, где смогли. Сейчас готовим методическое письмо, где устанавливается барьер бумажному произволу.

А вот с субсидиями для школ затруднение возникло там, где его совсем не ожидали. Даже если школа смогла представить все необходимые документы и победить в конкурсе, потратить выделенные государством деньги оказывалось порой весьма сложно.

– У многих школ изначально даже банковских счетов не было, – говорит Никитин. – Некоторые руководители на местах отказываются открывать школам счета, боясь, что при финансовой самостоятельности школа будет менее контролируемой. А если нет своей бухгалтерии, то за любой суммой приходится обращаться наверх. Но денег там мало, хотя что-то выделить могут, и руководство чувствует свою значимость. А тут, чтобы школа была полностью автономной, имела собственный банковский счет, необходимо открывать бухгалтерию. В регионах говорят: на каждую школу надо по три бухгалтера. Где мы возьмем столько бухгалтеров? И главное, где мы возьмем деньги на такое количество бухгалтеров? Ведь у бухгалтеров зарплаты известно какими должны быть… Желание распоряжаться большими средствами, стремление к централизации понятно. Но мы настаиваем на автономности школ. Чтобы они самостоятельно учились расходовать собственные средства.

После получения средств происходили и курьезные случаи. “Школы получили возможность самостоятельно проводить тендеры на поставку оборудования, – рассказывал главный редактор “Учительской газеты” Петр Положевец. – В соответствии с законодательством любые закупки на сумму больше 200 тысяч рублей должны проводиться на основе тендеров. Одна или две школы, я специально не стану их называть, провели тендер на поставку уголков отдыха “Наталья”, гидромассажера и горнолыжного комплекта. Наверное, эти вещи школе тоже нужны, но это, разумеется, не самое нужное.
Возникли также проблемы со сроками выполнения проекта. Так, по словам Положевца, некоторые школы, победившие в конкурсе и получившие по миллиону рублей, только сейчас приступают к распределению полученных средств.

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ ПОКА ОТСТАЮТ

Наиболее очевидным недочетом при реализации нацпроекта в сфере высшего образования стало, по мнению многих представителей педагогического сообщества, то, что государственных субсидий не получил ни один педагогический вуз. Объясняется это тем, что конкурс был общим для всех, а педуниверситеты просто не представили инновационных проектов должного уровня.

– 200 вузов подали заявления, 17 из них получили финансирование, – говорит замдиректора Национального фонда подготовки кадров Ирина Аржанова. – При этом оценивались не вузы, а качество их заявок. Решили, что конкурс будет общим для всех, без квотирования по отраслевому или региональному принципам. В итоге педвузы в окончательный список не попали, хотя некоторые прошли первую стадию отбора. Их заявки в целом уступили по уровню заявкам других претендентов из числа классических и технических университетов.

Но это еще не означает, что они утратили возможность получить финансирование в дальнейшем. Конкурс будет продолжен в следующем году, и те, кто в нем уже участвовал, имеют теперь опыт, дающий большие преимущества.

– По результатам предыдущего конкурса мы проконсультировали 120 вузов, не прошедших в прошлом раунде, – рассказывает Никитин. – Консультации показали, что конкурсы встряхнули вузовскую среду. В вузах считают, что, даже если они ничего не получат, само участие имеет большое значение, поскольку заставляет более гибко подходить к планированию своей работы и лучше структурировать ее.

НОВЫЕ ПЛОЩАДКИ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ

Выявленные проблемы заставили координаторов нацпроекта ставить вопросы шире, чем простая материальная поддержка учебных заведений. Рассказывая о дальнейших планах, участники “круглого стола” попутно ответили и на вопрос, какой смысл имеет “точечное финансирование”.

– Как у нас происходит повышение квалификации работников образования? – спрашивает Эдуард Никитин и тут же отвечает: – Сейчас мы отправляем учителей в академические стены, где повышение квалификации полностью отдано преподавателям вузов. А среди них далеко не все являются достаточно компетентными людьми для этого. Нам надо создавать новые площадки для подготовки, и мы их получили.

Такими новыми площадками, где учителя будут перенимать прогрессивный опыт и повышать собственный профессионализм, и станут, по замыслу координаторов нацпроекта, школы, получившие миллионные субсидии. Предполагается также использовать опыт получивших стотысячные премии учителей.

– Учитель, получивший премию, как и большинство наших учителей, работает обычно на полторы, а то и две ставки. Нам надо разгружать этих людей, – объясняет Никитин. – Оставьте им одну ставочку, а еще полставочки или даже ставку платите из надтарифного фонда! Дайте им лучший кабинет. Дайте им ноутбук. Тогда они будут чувствовать себя людьми! Тогда у них будет время и возможности, чтоб полностью раскрыться, заниматься самоподготовкой и обучать остальных.

Таких учителей предполагают использовать в качестве замены педагогов-методистов.

– У нас один методист сидит и отвечает сразу за все предметы, – развивает мысль ректор Академии повышения квалификации. – Может такое быть? И получается, что они занимаются не методическим обеспечением педагогического процесса, а перекладыванием бумажек. Нам надо избавляться от этой устаревшей системы.

ВСЕ МИНИСТЕРСТВО ПОДПИШЕТСЯ!

Вопрос о зарплатах работникам образования сильно нервировал участников “круглого стола”. Особенно задело апологетов нацпроектов утверждение, что в некоторых регионах введение столь любезного им нормативно-подушевого финансирования привело не к повышению, а к снижению зарплат.

– Главная цель реформы образования – повышение заработной платы работникам! – заявил Никитин. – Если где-то зарплата в результате реформы не повышается, а наоборот – снижается, значит, реформа идет в неправильном направлении – под этим у нас все министерство подпишется!

Впрочем, речь идет о регионах, а региональные бюджеты от позиции Министерства образования не зависят. Так что подпишется ли все министерство или нет, на судьбе учителей это вряд ли скажется. Нет в области денег – нет и повышения зарплат. И никакие конкурсы, ориентированные лишь на “лучших”, разорвать эту связку не могут.

Сергей КОЗЛОВСКИЙ

Adblock
detector